Статья о концерте 1 июля в кинотеатре «Россия»

Мужское братство, объединенное страстью (назвать это любовью не поворачивается язык) к творчеству уральско-столичной команды «Сектор Газа», собралось под крышей кинотеатра «Россия» вчера, 1 июля.

Кто-то пришел расслабиться, кто-то «загрузиться», вспомнив годы армейской службы. Некоторые забрели сюда так, «по приколу», или потому что билеты, в отличие от концертов «попсовых» столичных штучек, были сравнительно недорогими — от 35 рублей.

Рафинированным дамам, воспитанным на Моцарте, и девочкам-подросткам, в чей музыкальный рацион входят Андрей Губин, «Ваньки» и ряд других российских мальчишей-кибальчишей, на концерте «Сектора Газа» делать было действительно нечего. Вряд ли они нашли бы себе место среди слегка подвыпивших 40-летних братанов или агрессивных 13-летних панков — фанатов «Сектора». Женщин на концерте практически не было, если не принимать во внимание матерящихся девушек, сопровождавших менее заметных на их фоне «настоящих мужчин», для коих и творят свое творчество (закройте глаза на тавтологию) с 1987 года взрослые парни «Сектора Газа».

«О чем поете?» — спросили мы перед концертом лидера группы Юрия Хоя, в общем-то приятного и обаятельного в жизни человека. «О жизни», — ответил он. На вопрос «О какой жизни?» за немногословного Хоя ответили его песни. Оказалось, что и о загробной: «Меня укусил вампир», «Я влюбился в вурдалака», «Вальпургиева ночь». Немецкая средневековая классика да и только. Про любовь к Родине, выпивке, женщине наконец, Юрий Хой поет тоже: «Звезды давят нам на грудь, что не продохнуть. Но мы пройдем с тобою путь через туман» — действительно красиво и трогательно. Но такое толкование любви у Хоя, видимо, не единственное, хотя остальное цитировать не буду.

Анализировать, о чем пишет Юрий Хой, — дело не бессмысленное, но, наверное, бесполезное. Бомж, импотент, утопленник — герои популярных в определенных кругах шедевров «Сектора Газа». Приправленная крепким русским словцом любимая теща уже интересна, и зал, притопывая в такт, дружно скандирует.

«Сектор Газа» — явление, наверное, нормальное. И дело не столько в больном неврастенией времени, сколько в здоровом человеческом интересе к любому культу бескультурия.

— Скажите, Юрий, а за что ОМОН уважает «Сектор Газа» (что он его действительно уважает, мы заблаговременно выяснили у маячивших перед сценой охранников)?

— Не знаю. Ребятам в беретах — тем, кто был в Чечне или вообще попадал в какие-то экстремальные ситуации, — нравятся наши песни. Наверное. Потому что наша музыка — музыка для настоящих… мужчин.