Конец Сектора Газа

«Воронежская неделя» уже сообщала о том, что 49-летний директор воронежской группы «Сектора газа» Вячеслав Литвинов выстрелил себе в голову, сказав музыкантам, что убытки от гастролей в Ростовской области не совместимы с жизнью. Что же привело одну из самых популярных воронежских групп на грань полного краха?

Попробуем разобраться.

В музыке, как, собственно и везде, нужен лидер. Им был Юрий Хой (настоящая фамилия Клинских). Учился он на «тройки», но с детства любил импровизировать на гитаре, предпочитая немодный тогда рок. В декабре 1987 года с группой музыкантов создал группу «Сектор газа». До 2000 года, когда Хой умер, «Сектор» был популярен по всей России — вначале были подпольные записи, а затем и открытые концерты. Почему песни, в которых было много мата, привлекли внимание огромного количества людей? Только ли из-за запрещенных нецензурных словечек?

В 90-х годах одним из моментов войны «отцов и детей» часто становились требования выключить кассету с похабным «Сектором газа». При этом блюстители нравственности частенько сами переходили на мат, пытаясь воздействовать на чадо. По этому поводу Юрий Хой пел:

«Что, не нравится вам,

О чем поет «Газ»?

А «Газ» поет только, только о вас».

Вот вам и секрет популярности «Сектора газа». Он пел о реальной жизни, в которой, скажем, обварив палец или получив серьезное оскорбление, большинство людей не стесняются в выражениях. Сам Хой об этом говорил: «Я не ставлю самоцелью напихать в песню больше матюгов. Но если подобное слово просится на бумагу, то я, конечно, его употреблю, будьте уверены».

Большинство старых песен «Сектора», построены на каком-нибудь «приколе».

Иные люди ходят отстаивать справедливость на митингах, другие — их большинство — с житейскими пакостями смиряются. А Хой над ними шутил. Вот, как, например, он отозвался о работе милиционеров, любящих подчистить пьяным карманы:

«Если ты клиент с деньгами,

Не прошел мой день за так,

Все карманы наизнанку,

Всех обчищу только так,

Ведь одной зарплаты мало,

Посудите, чуваки…»

Или об особенностях продвижения по службе:

«Ведь главное — побольше

Языком своим трепать:

В угоду всем начальникам,

В три бога в душу мать…»

Скажете, грубо? А ведь взято практически из реального разговора на улице. Сколько таких слышали?

Не удивительно, что на фоне сюсюкающих певцов, распевавших про любовь-морковь, Юрий Хой котировался среди молодежи высоко. Хотя бы потому, что пел правду — с юмором, подслащающим «подлянки», которые жизнь 90-х горазда была подсовывать людям. А посмеялся — вроде и полегче стало.

О наркотиках Хой пел часто, но не то, чтобы в положительном смысле. Одну из песен так и закончил: «Не курите, пацаны…». Да и вообще в середине 90-х подростковое хулиганство Хою приелось. Появились серьезные песни: «30 лет», «Life», «Пора домой», ставшая неофициальным гимном «дембелей». Уходил Хой от мата, жизнь стала налаживаться, да и семья, подраставшие дочки обязывали к определенной солидности. Но сумасшедшая гастрольная жизнь не отпускала, а на проблемы со здоровьем не обращал внимания: «Поболит, пройдет!».

4 июля 2000 года не прошло. Юрий Хой поехал на радиостанцию для записи интервью. По дороге стало плохо с сердцем. Врачи не спасли. По злой иронии судьбы, в последнем альбоме «Восставший из ада» Хой должен был исполнять партии мертвецов. И в этом он оказался чересчур близок к правде.

Больших накоплений Хой не сделал. В отличие от денежных поп-звезд , жил он от концерта к концерту, записал всего шесть клипов, — тем не менее стал легендой.

Музыканты «Сектора газа» после ухода из жизни их лидера не жируют. Для многих поклонников «Сектор» ассоциируется только с Юрием Хоем. И заработать на использовании его имени весьма проблематично. Надо или иметь бешеный напор и немалый талант Хоя-Клинских, либо «завязывать» с названием и реализовывать себя как-то по-другому. Судя по последнему инциденту, выбран первый вариант, но ведет он в никуда.